"...Чтобы прошедшие события с течением времени не пришли в забвение ..."    Геродот "История"
 
 
 
 
БЫСТРЫЙ ПОИСК
Введите начало фамилии:
 
"Спецэшелоны идут на восток". ЧАСТЬ ВТОРАЯ
Пошла волна за «Волной»

Глава 2
1944 ГОД. ОСВОБОЖДЕНИЕ КРЫМА ОТ ГРЕКОВ.

Греческий абзац в записке Л. Берия. Ищут историки, но не могут найти… Как стать немецким пособником. Пленум Верховного суда разъясняет. Преступление Надежды Лоиз. Партизан-пособник Георгий Асланиди. Начало очистки Крыма. В ожидании особого распоряжения. Прибытие в Крым И. Серова и Б. Кобулова. Депортация крымских татар. Постановление ГКО № 5984. Три причины выселения греков.

 

 

Второе выселение греков в годы войны - в 1944 году, в отличие от превентивной депортации 1942 года, проведено уже после изгнания фашистов из Крыма.

1941-1942 гг. для крымских греков тоже не прошли даром. Сразу после начала войны Крым заставили покинуть греков-севастопольцев, состоявших в родстве с местными немцами. По тому же указу от 22 июня 1941 года, но уже в 1942 году, выслали несколько десятков греческих семей (Константина Орфаниди из Ялты, Деспины Попондопуло, Семена Аргиропуло, Елены Евколиди, Михаила Миатиди (все - из Керчи), Анны Дильяновой из деревни Новый Керменчик и др.

В сорок втором – при депортации кубанских и бакинских и крымских греков обвинения в сотрудничестве с немцами им невозможно было предъявить, как говорится, по определению. Греки не успели целыми семьями осуществить приписываемые им намерения перейти на сторону врага. Теперь же, в 1944 году, инициаторы переселения могли довольно потирать руки. Греки Крыма были под оккупацией, значит, - немецкие пособники.

Но прежде, едва Крым освободили от фашистов, началась подготовка к освобождению его от крымских татар. И только после них наступила очередь болгар, армян и греков.

Всех их решено наказать за содеянные «преступления». Специальное письмо, а по форме - аналитическую записку на этот счёт Л. Берия 29 мая 1944 года направляет на имя И. Сталина. Грекам в ней посвящён один единственный абзац:

«После выселения крымских татар в Крыму продолжается работа по выселению и изъятию органами НКВД СССР антисоветского элемента, проверка и проческа населенных пунктов и лесных районов в целях задержания возможно укрывшихся от выселения крымских татар, а также дезертиров и бандитского элемента.

На территории Крыма учтено проживающих в настоящее время болгар, 12 075 чел., греков – 14 300 человек, армян – 9919 человек.

…Греческое население проживает в большинстве районов Крыма. Значительная часть греков, особенно в приморских городах, с приходом оккупантов занялись торговлей и мелкой промышленностью. Немецкие власти оказывали содействие грекам в торговле, транспортировке товаров и т. д.».

…НКВД СССР считает целесообразным провести выселения с территории Крыма всех болгар, греков и армян».[25]

В абзаце, посвящённом «преступлениям» греков, даже после десятикратного прочтения под десятикратной же лупой, фактов преступлений греков в Крыму никто не обнаружит. На отсутствие в главном «аналитическом» документе доказательств предательства греков обращает внимание известный специалист в вопросе этнических депортаций Н. Бугай: «Если причины и меры по депортации других народов (чеченцы, ингуши, балкарцы и др.) как-то обосновывались Центром, то, что касается греков, в отношении их не предпринималась даже попытка не только обосновать эти причины, но и хотя бы каким-то образом обозначить их».[26]

Может, вот этот случай хоть как-то приоткроет завесу над тайной?

Севастопольцы Николай Пулуди и его сын Дмитрий зарабатывали на жизнь тем, что мастерили ручные каменные мельницы для помола зерна, собирали резиновые покрышки и меняли всё это добро на хлеб в окрестных деревнях. И немцы им при этом не мешали.

Не смогли они также помешать Дмитрию состоять в детской фронтовой бригаде, а затем и в севастопольских подпольщиках. Дмитрий со своим товарищем украли в одном из отделений гестапо пишущую машинку и передали ее партизанам. На этой машинке печатались листовки, призывавшие крымчан к сопротивлению оккупантам. За этот подарок партизаны наградили Дмитрия Пулуди ножом. (Его отобрали при погрузке в грузовик при депортации).

А вот более серьезное прегрешение.

Савелий Попандопуло в конце 1943 года получил от немецкой городской управы патент на содержание собственной пекарни. Савелий выпекал хлеб и продавал его на рынке. Пособничество со стороны немцев очевидно.

При специфическом взгляде на ситуацию легко и самого С. Попандопуло обвинить в пособничестве немцам. И хотя хлеб Савелий продавал только своим землякам, но двое его детей работали на немцев. 22-летняя дочь Пульхерия и 24-летний сын Сократ были угнаны фашистами в Германию, где своей работой, как ни крути, укрепляли вражеское государство.

За два с половиной года оккупации Крыма даже ребёнок не мог избежать сотрудничества с фашистами: он мог по приказу фрица сбегать с котелком на полевую кухню и доставить ему обед, мог почистить офицеру вермахта сапоги, мог даже принять от врага шоколадку и съесть ее.[27]

Двумя первыми своими действиями тот ребёнок укреплял мощь немецкой армии, третьим – разлагал в своем лице моральный дух советского народа перед лицом неприятеля.

А вот весьма далекий от иронии документ. 25 ноября 1943 года Пленум Верховного суда СССР принял постановление № 22/М/16/СС «О квалификации действий советских граждан по оказанию помощи врагу в районах, временно оккупированных немецкими захватчиками».

Пункт 2 разъяснял: «Лица, выполнявшие задания немецких захватчиков по сбору продовольствия, фуража и вещей для нужд германской армии, по восстановлению предприятий промышленности, транспорта и сельского хозяйства или оказывавшие им иное активное содействие, при отсутствии в их действиях признаков, указанных в п. 1, - подлежат ответственности как пособники по ст. 58-3 УК РСФСР».[28]

Конечно, в Крыму не все греки ушли в партизаны. И жившие в деревнях, поселках и городах под немецкой властью они выживали, как могли. Действительно, некоторые греки возобновили свое дело, прерванное в 20-е гг. большевиками: восстановили собственные магазины, занялись другими видами торговли - в масштабах и размерах, позволявших прокормить себя и свои семьи.

Но в отличие от части крымских татар, обиды греков на советскую власть за раскулачивание 1930-х гг. и террор 1937-1938 годов, не породили пронемецкие настроения.

Даже если согласиться с такой весьма спорной квалификацией пособничества, приведенным выше (не секрет, что многие подобные деяния по всей оккупированной территории совершалась под угрозой применения оружия и страхом смерти), то все равно никаких доказательств выполнения греками заданий оккупантов не приводится.

Вышедшая уже в перестроечное время книга историка А. Басова, по сути, продолжила тему поиска виновных народов Крыма. Автор, попеняв фашистам, что те, «посеяли рознь между представителями различных национальностей», не удержался и от собственных оценок относительно тех же самых национальностей. В частности, А. Басов пишет, что оккупанты «ставку делали на немцев, татар, определенные группы армян и болгар».[29]

Но и этот исследователь ничего не сообщает о сотрудничестве греков с немцами.

Упоминания о греках в контексте взаимоотношений оккупантов и мирного населения находим в еще одном документе – докладной записке командира Бахчисарайского партизанского отряда Черного. Она датирована 1942 годом. В ней, в частности, говорится: «Пассивность проявляло греческое население. И это не случайно, т. к. провокационные действия фашистских властей в греческих населенных пунктах разоблачались в сознании народа и политической работой партийных, советских кадров, сохранившихся в греческих населенных пунктах в результате того, что в первое время греческое население не было подвергнуто мобилизации в Красную Армию…».[30]

Замысловатый текст, скорее всего означающий, что греки проявляли пассивность в отношении попыток оккупантов перетащить их на свою сторону, ничего предосудительного в отношении греков также не обнаруживает.

В любом случае то, что вменялось в вину крымским грекам, проделывали все, кто жил на оккупированных территориях. Этим занимались жители разных национальностей на Украине, в Белоруссии, Смоленской, Псковской, Новгородской, Калининской, Курской, Воронежской и других областях в 1941-1943 гг. Т. е. все, кто благодаря бездарному руководству И. Сталина, оказался под властью немцев. Находясь под оккупацией, люди работали, чтобы прокормить себя и свои семьи. Согласно сталинской логике, все они, так или иначе, оказывали содействие немцам.

Известно что, на рытьё окопов или противотанковых рвов немцы сгоняли сотни тысяч советских граждан повсеместно, где шли бои. На этот распространённый способ сотрудничества с оккупантами преступно согласилась четырнадцатилетняя Надежда Лоиз из Феодосии.

Всех трудоспособных жителей города немцы согнали на рытьё окопов. Надя Лоиз и нескольких её подруг - русских и гречанок ежедневно по четыре-пять часов мотыгами, лопатами и кайлами вгрызались в каменистую крымскую землю. Они не просто рыли, они создавали фашистам рубеж обороны, задерживая освобождение Крыма советскими войсками. И, как следствие этого - восстановление в Крыму советской власти. Пособничество противнику вкупе с антисоветизмом у Н. Лоиз были совершенно очевидны.

В один из дней Надя возвращалась домой после такого вредительства. На углу возле Пассажа она увидела два плаката, которых не было утром. Первый гласил: «Серп и молот: смерть и голод!». Но сильнее задел Надю второй, так расшифровывавший аббревиатуру «СССР»: «Смерть Сталину! Свобода Рабочим!» Вот этого комсомолка вынести не могла.

Осмотревшись по сторонам, Надя подтянулась на носочках, ухватилась за уголок и сдёрнула плакат со стены. В то же мгновенье впереди, из-за угла, возникли три гестаповца. Надино счастье, что они ничего не заметили и продолжали шагать, увлечённо болтая между собой. И только тогда, когда Надя разминулась с немцами, она испугалась. Её затрясло, словно в ознобе. Не смерти испугалась Надя, а пыток. Ноги сами, ускоряя шаг, перешли на бег. Не помня себя, девушка добежала до Карантина. Там она опустилась на камень возле старой византийской церкви и долго отсиживалась, снова и снова переживая только что случившееся.

Так в течение одного дня Надя Лоиз умудрилась продемонстрировать и свою любовь к И. Сталину и советской Родине, и с немцами посотрудничать.

Но маленький подвиг четырнадцатилетней комсомолки во имя защиты чести Родины и лично Иосифа Виссарионовича Сталина никак не мог освободить её от наказания в июне 1944 года.

Не освобождало от будущего наказания и участие в эвакуации сельскохозяйственной техники на Кубань через Керченский пролив.

Георгий Асланиди, уроженец села Марфовка под Керчью, выполнив порученное ему дело, вернулся в Керчь. Там уже хозяйничали немцы. Кто-то выдал Георгия. Его арестовали, но вскоре выпустили. Не желая рисковать, Георгий ушел к партизанам.

После возвращения советских войск его сразу назначили руководителем Марфовской МТС (у Георгия было незаконченное в связи с началом войны высшее сельскохозяйственное образование). А вскоре выслали вместе с остальными «немецкими пособниками».

…Крым основательно чистили с 1941 года. Первым делом вывезли 50 тысяч немцев и 10 тысяч лиц других национальностей (австрийцев, румын, венгров и итальянцев). Длинный национальный список наводит на мысль, что греки обязательно должны были дождаться своего часа.

Выселение греков из Крыма задним числом должно было продемонстрировать справедливость превентивных депортаций 1942 года. «Смотрите, мы не выслали греков (татар, болгар, армян) в начале войны, а они вступили в сотрудничество с оккупантами. Хорошо, что успели депортировать краснодарских греков». Примерно так могли рассуждать Л. Берия и Кo.

…С хлебом-солью встречали греки в мае сорок четвёртого года своих освободителей – войска 4-го Украинского фронта и отдельной Приморской армии.

Бился за освобождение Крыма генерал П. Кариофилли, командующий артиллерией 18-й армии. В составе 51-й армии в Симферополь вошла врач полевого госпиталя гречанка Екатерина Дальян…

После освобождения полуострова греков не мобилизовали в действующую армию. Их оставили «до особого распоряжения».

«Особое распоряжение», как и Особое совещание, ничего хорошего не предвещало. Первой тревожной «ласточкой» стало неожиданное, в кратчайшие сроки проведённое выселение свыше 180 тысяч крымских татар.

Впрочем, неожиданным оно было лишь для самих татар. На самом деле подготовка к выселению началась ещё в апреле. Именно в это время в недрах НКВД родилось несколько секретных документов, подготовивших почву для очистки Крыма от этнических меньшинств.

Один из таких документов появился 13 апреля 1944 года. Это был совместный приказ свежеиспеченного кавалера ордена Суворова 1 степени наркома внутренних дел Л. Берия и наркома государственной безопасности В. Меркулова за № 00419/00137 о мероприятиях по очистке Крыма от антисоветских элементов.

Накануне, 12 апреля 1944 года, немцы устроили карательную акцию в Старом Крыму – в ответ на операцию партизан Восточного соединения. Те, решив помочь регулярной армии, овладели Старым Крымом. Однако удержать его в своих руках не смогли. На следующий день немцы вернулся себе город. Специальная карательная команда ГФП-312 в течение 13 часов проводила массовую экзекуцию мирного населения. В отместку за действия партизан зондеркоманда расстреляла 584 человека. Ещё 400 были ранены. Среди убитых - 33 грека…

Газета «Правда» по этому случаю написала: «Партизаны оказали серьезную помощь регулярным войскам в освобождении Старого Крыма, где отрезали пути отхода большой группе немцев и румын».[31]

Вернемся, однако, к приказу № 00419/00137. Главным в нем содержалось в первом пункте:

В связи с предстоящим освобождением Крымской АССР от немецко-фашистских захватчиков, -

ПРИКАЗЫВАЕМ:

1. Наркому внутренних дел Крымской АССР, т. Сергиенко  наркому осударственной безопасности Крымской АССР т. Фокину по мере продвижения частей Красной Армии в Крыму немедленно организовывать на освобожденной территории органы НКВД-НКГБ для проведения оперативно-чекистской работы.

Очистить территорию Крымской АССР от агентов шпионских резидентур германских и румынских разведывательных и контрразведывательных органов, изменников Родине и предателей, активных пособников и ставленников немецко-фашистских оккупантов, участников антисоветских организаций, бандформирований и иных антисоветских элементов, оказывавших помощь оккупантам.

При проведении изложенных мероприятий широко практиковать привлечение местного населения, остававшегося на оккупированной противников территории».[32]

Последний абзац похож на шутку. Непонятно, как можно было привлекать местное население, которое собственно, судя по результатам  «проведения оперативно-чекистской работы» намеревались выселить из Крыма. И уж совсем забегая вперед, скажем, что «шпионов, изменников Родине и предателей, активных пособников и ставленников немецко-фашистских оккупантов, участников антисоветских организаций, бандформирований и иных антисоветских элементов, оказывавших помощь оккупантам» в Крыму оказалось свыше 225 тысяч человек…

Шутки шутками, но для выполнения поставленной задачи по выселению на полуостров направлялось около 30 тысяч работников спецслужб. О серьёзности и государственной важности намеченных операций говорит и тот факт, что руководить этим чекистским десантом призваны были заместители двух силовых наркомов И. Серов и Б. Кобулов. Они прибыли в Крым в специальных бронированных вагонах.

Из Краснодара была переброшена 1-я стрелковая дивизия внутренних войск НКВД под командованием генерал-майора Ветрова. (Исторические параллели напрашиваются сами собой. В 1778 году с Кубани в Крым для проведения операции по выселению крымских греков был направлен А. Суворов со своим кубанским казачьим корпусом).

В Крым перебросили ещё три стрелковых полка, а также два пограничных полка НКВД и воинские части: 25-й стрелковый полк из Кутаиси, 70-й стрелковый полк из Нальчика, 144-й отдельный стрелковый батальон с отдельной снайперской ротой из Еревана, два батальона 211-го стрелкового полка из Ростова, 36-й мотострелковый полк из Баку и другие.

Всю территорию Крыма разбили на 7 оперативных секторов. Их возглавили опытные чекисты – от подполковника до генерал-лейтенанта.

Известный советский поэт Самуил Маршак, приветствуя начавшееся освобождение Крыма, писал в те дни:

«Наши дивизии неудержимо

Крымским долинам свободу несут!»[33]

В числе носителей свободы находилось и несколько греков – энкаведешников и военнослужащих. (Один из них - офицер СМЕРШа и по сей день не сомневается, что всё в отношении греков и других народов Крыма было сделано правильно).

На предложение Л. Берия от 29 мая выселить с территории Крыма всех болгар, греков, армян И. Сталин ответил 2 июня. Ответ и стал тем «Особым распоряжением», которого с тревогой ожидали греки.

 

Государственный Комитет Обороны
ПОСТАНОВЛЕНИЕ  ГОКО № 5984сс
От 2 июня 1944 г.                                                                                     Москва, Кремль
 

«Государственный Комитет Обороны постановляет:

1. Обязать НКВД СССР (тов. Берия) дополнительно к выселению по постановлению ГКО № 5859 от 11.05-1944 крымских татар выселить с территории Крымской АССР 37000 человек немецких пособников из числа болгар, греков и армян.

Выселение произвести в срок от 1 по 5 июля с. г.

2. Выселяемых из Крыма болгар, греков и армян направить для расселения в сельском хозяйстве, в подсобных хозяйствах и на промышленных предприятиях следующих областей и республик:

Гурьевской области КССР -  7000 чел.

Свердловской области  - 10000 чел.

Молотовской области - 10000 чел.

Кемеровской области  - 6000 чел.

Башкирской АССР - 4000 чел.

3. Выселение и расселение произвести порядком, утвержденным пунктами 2 и 3 постановления ГОКО № 5859сс.

Обязать Наркозем СССР (тов. Андреева), Наркоммясомолпром СССР (тов. Смирнова), Наркомзаг СССР (тов. Субботина) и Наркомсовхозов СССР (тов. Лобанова) – обеспечить прием по обменным квитанциям скота, зерна и сельскохозяйственных продуктов хозяйств выселяемых из Крыма греков, болгар и армян.

4. Обязать НКПС (тов. Кагановича) организовать перевозку спецпереселенцев из Крыма специально сформированными эшелонами по графику, составленному совместно с НКВД СССР.

Количество эшелонов, станции погрузки и станции назначения по заявке НКВД СССР.

Расчеты на перевозку произвести по тарифу перевозок заключенных.

5. Обязать Наркомторг СССР (тов. Любимова) обеспечить питанием в пути эшелонов со спецпереселенцами из Крыма в количестве 37 000 человек, в соответствии с графиком движения эшелонов, установленным НКПС и НКВД СССР.

Выделить Наркомторгу для этой цели продовольствие, согласно приложению № 1.

6. Обязать Наркомздрав СССР (тов. Митерева) обеспечить спецэшелоны со спецпереселенцами из Крыма, по заявке НКВД СССР, медицинским составом, медикаментами и медико-санитарным обслуживанием в пути.

7. Обязать секретарей обкомов ВКП(б) и председателей облисполкомов: Гурьевской областей КССР (тт. Круглова и Барбаева), Молотовской области (тт. Гусарова и Кочергина), Кемеровской области (тт. Задионченко и Гогосова), Свердловской области (тт. Андрианова и Недосекина), секретаря обкома ВКП(б) и председателя СНК БАССР (тт. Игнатьева и Вагапова), а также наркомов, хозяйства которых принимают спецпереселенцев, - провести мероприятия по приему и расселению спецпереселенцев, предусмотренные пунктом 3 постановления ГОКО № 5859 сс.

8. Обязать Наркомзаг СССР (тов. Субботина) выделить в распоряжение облисполкомов Гурьевского, Свердловского, Молотовского, Кемеровского и СНК Башкирской АССР – для выдачи спецпереселенцам в течение первых трех месяцев после расселения – июль – сентябрь – продукты с отпуском их ежемесячно равными партиями, согласно приложению № 2.

Выдачу спецпереселенцам продовольствия в течение июля–сентября проводить бесплатно в расчет за принятые от них в местах выселения сельскохозяйственную продукцию и скот.

9. Обязать Главнефтеснаб (тов. Широкова) выделить и отгрузить до 5 июля 1944 года в распоряжение исполкомов Гурьевской, Свердловской, Молотовской, Кемеровской областей и СНК Башкирской АССР – автобензина по 8 тонн и НКВД до 28 июня для проведения операции в Крыму за счёт недогруза всем другим потребителям».

Председатель Государственного Комитета Обороны
И. Сталин.[34]

Не забудем, что война все еще продолжается. Причем, на территории СССР. Фронт испытывает острую нужду в железнодорожных вагонах, паровозах, грузовиках, горючем и солдатах. Но все это направляется в совершенно другом направлении.

И кто может ответить на вопрос, на сколько дней, недель, а, может быть, месяцев затянулась из-за этого война, сколько из-за затянувшихся боев погибло советских солдат и мирных жителей?

Приложение о выделении продуктов для питания «немецких пособников» в пути следования предполагало выдачу одному «пособнику» в сутки 500 граммов хлеба, 70 граммов мяса-рыбы, 60 граммов крупы и 16 граммов жиров…[35]

Настаивая на том, что, как и в случае с кубанскими греками, в 1944 году в действиях греков отсутствовал состав преступления, мы обязаны попытаться разобраться в истинных причинах депортации крымских греков. Их несколько.

Первая состояла в том, что стратегический важный, пограничный Крым, с точки зрения И. Сталина, необходимо было очистить от всех инонациональностей - крымских татар, болгар, греков, а заодно и от не любимых И. Сталиным с первых послереволюционных дней армян.

Вторая причина – «традиционно-гулаговская». Государство по-прежнему нуждается в дешевой рабсиле. ГУЛАГ не решил поставленных перед ним масштабных задач. Теперь же, в военные годы, потребность в рабочих руках на переведенных на военные рельсы предприятиях возросла многократно.

Третьей – «истинно греческой», оставалась одна из «причин 1937 года». Примерно 20 процентов греков Крыма состояли в греческом подданстве. (Хотя, как и в греческую операцию 1937 года, список депортированных в сорок четвёртом состоял, как из иностранно-подданных, так и из советских граждан).

В-четвертых, мы вновь не можем исключать мести И. Сталина за неудачи в Греции.

В этом месте нашего исследования мы на время оставим Крым и переместимся в Грецию. Там происходили события важные не только для самой Греции, но и для греков Крыма. Знакомство с ними позволит обосновать четвертую причину депортации крымских греков.

 

 

К содержанию

В начало страницы

--------------------------
[25] ГА РФ. Ф. Р-9401. Оп. 2. Д. 65. Л. 161-163.
[26] Бугай Н. Ф. Народы Украины в «Особой папке Сталина». М. Наука. 2006. С. 146.
[27] Всё это не раз в годы оккупации проделывал мой отец: и на кухню полевую бегал, и сапоги чистил, и шоколадку принимал. Не обеляло его даже то, что при отступлении немцев из Большой Каракубы, он украл у них молоток. Будь он пионером, то, может, и написали бы о его подвиге. О том, как юный герой нанес вермахту непоправимый материальный ущерб. Но отец мой был не пионером, а сыном «врага народа». И, стало быть, это был не подвиг, а сотрудничество с немцами. Счастье отца в том, что жил он не в Крыму, а в Приазовье.
[28] Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитациях жертв политических репрессий. М. 1993. С. 43-45.
[29] Басов А. В. Крым в Великой отечественной войне. 1941-1945. М. Наука. 1987. С. 207-208.
[30] Архив ИРИ РАН. Ф. 2. Разд. VI. Оп. 13. Д. 26. Л. 8. (Цит. по: Бугай Н. Ф. Депортация народов Крыма. М. Инсан. 2002. С. 60).
[31] Правда. 1944 г. 15 апреля.
[32] ГА РФ. Ф. Р-9401. Оп. 2. Д. 3. Л. 502-505. (Цит. по. «История сталинского ГУЛАГА. М. Росспэн. Т. 1. С. 494.)
[33] Правда. 1944 г. 14 апреля.
[34] РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 261. Л. 64-66.
[35] РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 1. Д. 252. Л. 141.
 
Новости проекта

14.02.2017

  Работа в архивах Москвы


Подробнее...


29.11.2016

  Поездка в Донбасс, Москву и Вологду


Подробнее...


03.11.2016

  Встречи в Лазаревском и Сочи


Подробнее...


03.11.2016

  Презентации книги в Геленджике


Подробнее...


21.10.2016

  Поездка в Грецию, Москву, Воронеж, Краснодар


Подробнее...


Все новости
Грамматикопуло И.М.
(Абинск, Краснодарский кр.)



 
Rambler's Top100

·Карта проекта